В 22 года Даша захотела стать депутатом – этот период совпал с волной оппозиционных протестов. Волна спала, депутатский мандат остался. И ещё – неустроенная личная жизнь, которой нет места в политике.